День первый. 24 июня
Дождь в Вене
 

Фото

Собственно, баллада не совсем австрийская, поскольку мы выезжали и в Венгрию, и в Словакию, однако большую часть времени провели именно в Австрии. Кроме того, началось это путешествие в Вене. Почему именно в Вене? Ну, здесь, конечно, можно было бы долго разглагольствовать на тему, что Вена - чудный город строгой красоты, занимающий первое место в Европе по уровню комфорта и безопасности, что это резиденция Габсбургов, столица когда-то чрезвычайно сильной австро-венгерской империи, родины целого семейства Штраусов, Моцарта, Фрейда и еще многое другое. На самом деле все гораздо проще: Валентиныч, мой муж, влюблен в авиакомпанию "Австрийские авиалинии", которая уже довольно долго держит рекордно низкие цены на перелеты в Вену при высоком уровне обслуживания. Кроме того, Вена - это практически центр Европы, и, взяв машину, можно относительно быстро добраться до любой из ее столиц.

***

В тот день был выпускной бал. Являясь сотрудниками школ, мы с мужем рассмотрели платья девушек, полюбовались, наконец-то, костюмами молодых людей, которые обычно в школу ходят не пойми в чем, пообнимались с выпускниками, распрощались, совсем чуть-чуть поспали и отчалили в Домодедово.

Последний раз я была в аэропорту лет восемь назад, когда по премиальной путевке летела в Турцию. С одной стороны, в нем обычно присутствует, как сейчас говорят, "интуитивно понятный интерфейс", а с другой, запомнились муторно длинные очереди и бесконечное ожидание. Но, видимо, за эти годы многое изменилось, поскольку регистрацию, таможню и прочие прелести жизни мы пролетели минут за пятнадцать. Единственная запомнившаяся очередь - это вереница самолетов, медленно, один за другим выезжающих в предутреннем тумане на взлетную полосу.

Аэробус был, можно сказать, уютным и начинался с вальсов Штрауса. Бортпроводница в ярко-красном костюме (даже колготки на ней были красными) при входе выдавала детям конфеты, а взрослым немецкие газеты. Я по привычке: "Здравствуйте!", а она: "Гуд монинг!" Пришлось вспомнить, что самолет - это уже заграница.

На каждом кресле - красная подушка и трогательный зеленый пледик. Вдоль салона - двадцать экранчиков в два ряда, на которых по очереди показывают карту с местоположением самолета, температуру за бортом, высоту, скорость и мультик про Тома и Джерри.

В нашей компании трое взрослых: два Андрея - одного из них для ясности будем называть Валентинычем, а другого Семенычем, хотя он этого и не любит, говорит, что при звуках своего отчества чувствует себя "лет на четыреста". Третий взрослый - это я. Детей двое: наш с Валентинычем сын Миша и дочь Семеныча Даша. Мы (здесь читать - Валентиныч) давно задумали эту поездку и хотели совершить ее на апрельских школьных каникулах, но вредный директор не отпустил Валентиныча, и пришлось перенести путешествие на лето. Но это даже и лучше, поскольку летом не поджимает время.

Через два двадцать мы приземлились в аэропорту Швехат города Вены, а еще через пятнадцать минут уже стояли где-то в его недрах с чемоданами. Такое бывает редко, а в Домодедово, наверное, никогда. Это потому, что аэропорт Вены в несколько раз больше. В зале прилета около пятнадцати линий выдачи багажа, а в зале отлета более трехсот стоек регистрации на рейсы. А пассажиропоток значительно меньше, и отсюда создается впечатление, что аэропорт почти пустой.

Еще при получении багажа Миша (он уже был в Вене с папой в прошлом году) показал автомат по продаже билетов на поезд Cat, это аналог нашего аэроэкспресса. Это комфортный двухэтажный поезд салатового цвета, доносит до центральной станции метро Вены за семнадцать минут, но на соседнем пути местная пригородная электричка сделает то же самое за полчаса, но впятеро дешевле.

По пути в Вену можно полюбоваться панорамой нефтеперерабатывающего завода. Именно полюбоваться, потому что ранним утром он больше похож на декорации фильма об инопланетянах, особенно благодаря подсветке вытянутыми в длину лампами.

Метро Вены малолюдно даже в часы пик и имеет одну приятную особенность: можно купить карту на сутки или на двое и в течение этого времени кататься по ней хоть целыми днями. Турникетов для прохода нет. Стоит пара компостеров, чтобы пробить на карте дату и время. Теоретически можно ездить вообще бесплатно, но при поимке последует штраф в двести евро. Может, и больше, мы не уточняли, поскольку люди законопослушные. Поезда ходят значительно реже, примерно как в Москве поздно вечером, зато есть табло, на котором указано точное время прибытия следующего поезда. Оформлено метро в черно-стальных тонах с яркими информационными вставками цвета, совпадающего с цветом линии. Пока стоишь и ждешь поезда, можно посмотреть анимированную рекламу. Сиденья в вагонах расположены как в наших электричках, получаются маленькие купешечки, в которых на стенках иногда висят журналы. Еще впечатляет уровень энергосбережения: эскалатор начинает двигаться, только если к нему подходит человек.

В центре города мы оказались около семи утра, а заселение в отель должно было состояться в двенадцать, поэтому было решено сходу окунуться в изыски и вкусности, благо кафе начинают работать очень рано. К традиционному венскому кофе я равнодушна, но устоять перед выпечкой, особенно круассанами, не могу. Вообще, с ужасом представляю себе то количество венских булочек, которые могу поглотить только потому, что они ТАК пахнут и ТАК хрустят.

Валентиныч выбрал кафе "Аида" неподалеку от собора святого Штефана, и мы тронулись по направлению к нему, таща за собой чемоданы. Однако довольно скоро мы заметили, что багаж не особо напрягает. Дело в том, что все дороги и тротуары приспособлены для перемещения инвалидов: бордюрные камни на перекрестках утоплены до уровня асфальта, трамваи сидят так низко, что не видно колес и уровень пола в них совпадает с уровнем тротуара, для спуска в метро на всех станциях работают лифты, причем ими может воспользоваться любой человек. Да и самих инвалидов  на улицах, в метро и, как мы увидели позже, в музеях и других общественных зданиях довольно много. Полупарализованные старушки с деловыми лицами бодро разъезжают на самоходных электрических колясках, зачастую совершенно самостоятельно.

Кофе и круассаны были прекрасны. В "Аиде" работают индианки, с которыми мы не сошлись в произношении английского слова, обозначающего "счет". Но, в конце концов, они нас поняли, и мы, с приятным послевкусием, вышли на улицу. К этому времени начался дождь и задул сильный холодный ветер, который здесь называют "карпатская боль". Для моих ушей он невыносим, но мне как-то не приходило в голову, что в конце июня в центре Европы нужно иметь при себе шапку или хотя бы наушники.

Очень скоро обратили внимание на стойки для зонтов при входе в каждый магазин. Человек во время дождя входит, так сказать, в торговую точку, ставит свой мокрый аксессуар в такую стойку или просто кладет его на резиновый коврик, а при выходе забирает.

Гуляли мы со своими чемоданами по улице Грабен. Здесь увидели две разноплановые достопримечательности. Одна из них - Чумная колонна, о которой расскажу в другой раз, потому что нам предстоит прогулка с экскурсоводом. Вторая - самый старый общественный туалет Вены, построенный аж в 1838 году. Не знаю, как выглядит "джентельменская" половина, на дамской все деревянное, включая раздвижные дверцы кабинок. Такая дверца закрывается только до середины, пока не положишь на стол пятьдесят центов. После уплаты служительница специальным изогнутым ключом, как для сборки мебели, ковыряет замок, и дверка закрывается полностью.

На улице Грабен много и других достопримечательностей, но дождь загнал нас в метро, и мы решили пересидеть его в фойе отеля.

Отель или, скорее, гестхаус находился на Кайзерштрассе, 23, в пяти минутах ходьбы от метро, и название имел соответствующее - "Кайзер23". За 35 евро с человека мы получили достаточно просторный номер с мягкой кроватью, вместительной этажеркой, умывальником и изумрудной отделкой, а также завтрак. Правда, туалет и душ на этаже, но для посещения последнего в номере имеются очень белые махровые халаты, в которых мы впоследствии и расхаживали.

А пока молодой человек на ресепшене разбирался с нашим бронированием, мы качались в креслах и играли с собакой Люпо, которая живет при отеле. Этот пес прекрасно понял наши команды "Сидеть!" и "Лай лапу!", а его хозяин объяснил, что Люпо подает лапу на всех языках мира.

Тем временем утренний моросящий дождь плавно перешел в ливень, и единственное место, куда мы смогли отправиться утром, был Технический музей. Оставив злосчастные чемоданы на ресепшене, мы обнаружили, что нужная нам ветка метро встала, и добрались до музея на автобусе, который в очередной раз порадовал австрийской пунктуальностью.

Технический музей, открывшийся в 1918 году, по своему содержанию похож на московский Политехнический. Разница заключается в том, что в отличие от нашего, который остановился в своем развитии лет двадцать, а то и тридцать тому назад, Технический музей Вены - это современный интерактивный дворец науки. Правда, похоже, что в его создании большую роль сыграли наши бывшие соотечественники. Как по-другому понять наличие "Доски почета" на русском языке при входе в музей?

Поразило, что вход в музей для учащихся бесплатен, тогда как слабое подобие этого интерактива - московский Экспериментаниум - стоит почти четыреста рублей с ребенка. Австрийцы проводят здесь уроки по всем естественнонаучным предметам, а демонстрация опытов по физике вообще превращается в сказку. Целый этаж посвящен этой теме. Почти все экспонаты можно трогать, можно и нужно нажимать на все кнопочки, крутить все ручки, бегать в "беличьем" колесе, включать пневмонасосы, вращать линзы, играть на всех музыкальных инструментах. К тому же, можно бесплатно все фотографировать.

В центре музея огромный зал, где стоят настоящие паровозы, вагоны, доменная печь и корабельная машина; чтобы осмотреть нижнюю часть последней, нужно спуститься по специальной винтовой лесенке. Пол куполом висят макеты спутника и каких-то летательных аппаратов в натуральную величину, стоит вертолет. Зал истории вещей показывает эволюцию пылесоса, лампы накаливания, стиральной машины, типографии, телефона. Есть экспозиция протезов  от древнейших до современных, типа тех, что бесплатно выдаются пострадавшим в боях солдатам армии США или тех, что носит печально известный Оскар Писториус. Огорчало только одно - незнание немецкого языка, из-за чего содержание большей части экспонатов осталось неясным. Таблички-то есть, и весьма подробные, но...

Правда, есть у этого музея, что называется, обратная сторона медали. Так как вход бесплатный, а на улице целый день идет дождь, здание битком набито школьниками. Июнь в Австрии - учебный месяц, а уроки в музее проводить - сплошь польза и удовольствие. Вот и бегают, как у нас выражаются, "обучающиеся", с листочками-заданиями по всему музею. Гвалт стоит невообразимый, а огромные ступени-скамьи в центральном зале, на которых можно и сидеть, и лежать, вообще превращают происходящее в птичий базар.

Провели мы в музее два с половиной часа, устали от несмолкаемого шума и под проливным дождем отправились обедать. После бессонной ночи уже было все равно, что кушать, поэтому зашли в ближайший к отелю ресторан. Он оказался китайским, причем до того китайским, что в нем не понимали даже английского языка. Пришлось тыкать пальцами в картинки меню, а количество порций писать цифрами на бумажке. И все равно официант промахнулась, принесла больше, чем нужно.

Настало время заселения в отель. Нас встретил Люпо, сел, подал лапу. Поднялись на этаж. Комната как комната, но над дверью изнутри висит католический крест. Оказалось, то ли отель принадлежит церкви, то ли у отеля есть своя собственная "домовая" церковь. Во всяком случае, со второго этажа можно, не выходя на улицу, попасть прямо на галерею кирхи, а в лифте возле кнопки с цифрой "2" имеется надпись "Capella". Поэтому отель, со своими белыми стенами, становится слегка похожим на монастырь, и мы стали назвать друг друга "брат Майкл" или "сестра Елена".

Каждая "келья" отеля посвящена какому-нибудь известному человеку, имя которого на специальной табличке украшает дверь номера снаружи. На нашем номере было написано: "Thomas Bernhard". Поинтересовались в Интернете, выяснили, что это крупный австрийский драматург, известный своей хлесткой критикой общественных институтов страны.

Вечером неудачно сходили в музей под названием "Дом моря": когда мы появились возле него, до закрытия оставалось десять минут. Прогулялись по площади Штефана и поужинали в ресторане "Любелла" на Картнерштрассе. Об этом ресторане Валентиныч говорит словами В.Высоцкого: "Проникновение наше по планете особенно заметно вдалеке". Дело в том, что его владельцы - мать и сын родом из бывшего Союза. Это очень приятные люди, и на двери их заведения висит объявление: "Здесь говорят по-русски"...

 
Наверх
К следующей главе