День четвертый. 27 июня
Братиславские красоты
 
Фото
 

Погода улучшается. Вчера я в этом ботеле почти на уровне воды спать легла в теплой кофте, сегодня уже вышли на улицу без дождевиков. В десять нас встретил экскурсовод Мариан, с легким акцентом говорящий по-русски, чтобы за два часа познакомить со старой Братиславой.

У этого города много имен. По-словацки он назывался Прешпорек, по-немецки - Пресбург, по-венгерски - Пожонь. Сейчас его еще называют Патислава, так как в нем 70 тысяч студентов из разных стран, и они все время что-то празднуют.

По городу ездят симпатичные экскурсионные поездочки, но мы предпочитаем пешком. Поскольку ботел стоит на воде, экскурсия началась с набережной. Здесь Мариан показал нам отметки, до которых доходила вода во время наводнений. Если провести горизонталь от этих зарубок, получается, что Дунай мог залить полгорода. Возле причала мы заметили группу совсем маленьких детей, одетых поверх курточек в одинаковые ярко-салатовые жилетики, на каждом из которых было написано имя ребенка. Это детский сад идет кататься по реке.

Неподалеку от набережной стоит памятник основателю словацкой грамматики Людовиту Штуру, который ввел в письменный язык правила, а поскольку до него писали, как слышали, эти нововведения до сих пор подвергаются некоторой критике.

Сразу за памятником стоит красивое здание словацкой филармонии. Отсюда виден кафедральный собор святого Мартина с зеленой крышей и золотой короной на шпиле. В нем Мария-Терезия, поняв, что без поддержки венгров ей не отбиться от желающих разделить ее наследство,  короновалась как королева Венгрии.

Рядом располагается словацкий национальный театр. Перед ним на площади фонтан с фигурой Ганимеда, летящего на орле, и странный бетонный колодец, крытым толстым треснувшим стеклом. Подойдя ближе, мы увидели внизу раскопки. Это остатки древних рыбацких ворот.

На следующую улицу Мариан провел нас через пассаж. В Братиславе много городской скульптуры (больше я видела только в Нижнем Новгороде), и здесь, в этом пассаже, одна из местных достопримечательностей - Адам и Ева. Мариан назвал их: "Первые люди в Братиславе". Они стоят по разные стороны от мостика. Цитирую Мариана:

"Адам одет в костюм от Хьюго Босса, на его руке часы Ролекс, он банковский служащий, у него дисфункция, и он не знает, как сказать об этом Еве. А в двадцати шагах его ждет Ева. Она держит яблоко, чтобы соблазнить его, и переживает, что Адам нашел себе другую Еву".

Самая известная городская скульптура Братиславы - Чумил. Из канализационного люка видны его голова и плечи. Он положил подбородок на руки и добродушно смотрит на окружающих. По словам Мариана, "он смотрит девочкам под юбки". Рядом знак - "Мужчина на работе". Мариан вообще всех людей называет "мальчиками" и "девочками". Например, Кирилл и Мефодий, упомянутые им в связи с грамматикой Штура, - "хорошие мальчики".

Еще одна интересная скульптура - человек с цилиндром. Это Великолепный Игнац, памятник реальному человеку, который жил в Братиславе в начале XX века. Он был безработным попрошайкой, нанимался к вдовам мыть окна и чистить ковры и за работу получал одежду, в которой ухитрялся щеголять перед другими вдовами.

На главной площади сохранился Венгерский аграрный банк, построенный в 1903 году. Напротив него стоит старая ратуша, на стене которой видны герб города и пушечное ядро, попавшее при наступлении армии Наполеона. Вынимать его не стали. На крыльце соседнего здания человек играет на фуяре - полутораметровой флейте. Этот инструмент внесен в список ЮНЕСКО.

В стену одного из домов вмурованы железные полосы - меры длины. Самая длинная - сажень, это больше двух метров. Наши Андреи пытались растянуть руки на всю полосу. У Семеныча почти получилось.

Во внутреннем дворике дома, где некогда жил первый мэр города, Милош Ламперт, прекрасная акустика. Мариан обратил наше внимание на красивейшие фонари и на украшения домов - каменные фигурки летучих мышей, ящериц и других, порой фантастических, животных. Эти фигурки охраняют дом от нечистой силы. Они везде: на окнах, на лавках, на стенах. Некоторые сделаны с юмором, например, у одной из летучих мышей такие выпученные глаза, будто она врезалась в стену.

Позади старой ратуши находится розовое здание Дворца примаса, построенное в конце 18 века для главы Венгерской церкви Йозефа Батани. Его главное украшение - чугунная кардинальская шапочка на фризе, а поверх шапочки - еще и белый головной убор архиепископа. В этом дворце в 1805 году, после битвы при Аустерлице, Наполеон и император Священной Римской империи Франц I подписали Пресбургский договор. Кстати, словаки называют это сражение не Аустерлицким, а Пресбургским.

Во внутреннем дворике кардинальского дворца стоит статуя Георгия Победоносца, пронзающего, конечно, змея. По местному выражению, это Георгий "с тещей".

В конце Михалской улицы с четырнадцатого века стоят Михалские ворота, а над ними -  высокая башня, внутри которой теперь размещается музей оружия, занимающий все семь ее этажей. В музей продается так называемый семейный билет, по которому может пройти несколько человек. Тот же билет позволяет посетить еще и музей фармации. Однако смотреть, честно говоря, в обоих нечего. В первом несколько ржавых сабель и пулемет "максим", во втором стройные ряды пустых аптечных банок.

Наш путь лежал к белому замку под красной крышей, который мы видели еще с реки. По дороге Мариан обратил наше внимание на дом графа Кегливича. Людвиг ван Бетховен преподавал его дочери и, как говорят, по утрам "выходил" из ее окна. По легенде, именно для нее он написал Лунную сонату.

На стене одного из домов в нише сидит маленькая обезьянка. Сидит высоко - два человеческих роста. При наводнении 1850 года обезьянка была в воде. А ведь мы ушли уже довольно далеко от Дуная.

Пройдя мимо самого старого пятиэтажного жилого дома, который является старинной аптекой и где до сих пор живет ее одинокий престарелый хозяин, мы вышли из старого города и мимо остатков крепостной стены начали подниматься в гору по дороге, мощеной, нет, не желтым кирпичом, а крупным камнем. Дорога эта привела нас к воротам Зигмунда, из которых будущий король выезжал из замка на коронацию. Дорога очень крутая, я даже посочувствовала древним лошадям, которые тащили уже коронованного короля обратно.

Замок правильно называть Братиславский Град, хотя сами словаки, благодаря четырем приземистым башенкам, именуют его "перевернутым столиком". Ну, они хозяева, им можно. Во времена оны здесь стояло римское пограничное укрепление. В пятнадцатом веке замок уже имел современный вид, хотя то, что мы видим сейчас - почти полный новострой, поскольку в 1811 году его случайно подожгли пьяные солдаты, находившиеся здесь на постое.

Внутри замка находится словацкий национальный музей, но его мы не смотрели. Просто обошли зеленый двор, постояли возле памятника святой Елизавете Тюрингской. В четырнадцать лет она стала женой принца Людвига, а еще через два года увлеклась идеалами бедности и милосердия, проповедуемыми францисканскими монахами. Она построила больницу для бедных и постоянно выносила нищим хлеб из кухни, заворачивая его в передник. Согласно легенде, муж, не одобрявший этой благотворительности, однажды застал ее с хлебом и потребовал показать, что в переднике. Елизавета начала горячо молиться, и, когда Людвиг раздернул передник, в нем лежали розы. По другим источникам, король относился к причудам жены вполне лояльно, а преследовала ее свекровь, когда разнесся слух, что Елизавета хочет продать замок и отдать нуждающимся все деньги. Но, как бы то ни было, а христианская доброта и чудо с розами позволили канонизировать рано, в 23 года, умершую королеву. Это произошло в 1235 году.

Виды со смотровой площадки дворца изумительны. Ближе к замку находится Новый мост, известный как Мост словацкого национального восстания, который интересен тем, что не имеет ни одного устоя в русле Дуная. Его единственная опора стоит на противоположном берегу и венчается смотровой площадкой в виде летающей тарелки. Там располагается ресторан с ожидаемым названием UFO. Подальше виден старый мост. Изначально он назывался "Мост Франца-Иосифа», а после Второй мировой войны – «Мост Красной Армии», поскольку именно Красная Армия его разрушила, а потом она же с помощью пленных немцев восстановила. Он открыт только для пешеходного движения, поскольку начал разрушаться. А еще дальше просматривается мост Аполло, который благодаря изогнутым линиям в народе называют "вешалкой". Он был полностью собран на берегу и затем на баржах за трое суток развернут в нужном направлении. Для этой операции пришлось понизить уровень Дуная, для чего была устроена запруда выше по течению. Вода сходила семнадцать часов. За мостом на другом берегу Дуная стоит нефтеперерабатывающий завод, которым заканчивается трубопровод "Дружба", идущий из Тюмени.

На горизонте видны сразу две сопредельные страны. Там, где крутятся от "карпатской боли" ветряки, Австрия. Левее - Венгрия, куда мы и отправились после шопинга по сувенирным лавкам и обеда эконом-класса в столовой.

От Братиславы до Будапешта чуть меньше двухсот километров, которые мы преодолели за 2.5 часа, сделав кофе-брейк в городке Татабанья, который находится уже в Венгрии.

В Будапеште у нас были забронированы апартаменты, то есть частная трехкомнатная квартира. Хозяева выдали нам два комплекта ключей, после чего мы стали обследовать наше новое жилище. Находилось оно на улице Ваци, это центр, причем пешеходный и абсолютно незагазованный. В подъезде всего две квартиры на этаже, на нашем - только одна. Имеется внутренний дворик-колодец метра четыре шириной, где жильцы могут хранить велосипеды и подобное имущество. В этот дворик выходят окна прихожей и кухни, вид на серые шероховатые стены соседнего дома. И после этого мы жалуемся, что наши окна в Москве через тридцать метров встречаются с окнами стоящего рядом дома! Здесь не тридцать, здесь четыре!

Винтовая лестница окружает шахту лифта, настолько старого, что все его двери открываются вручную. На двери квартиры дверной молоток в виде традиционной львиной головы с кольцом в зубах. Изнутри засов во всю ширину двери. Квартира вытянута в длину. Сначала идет коридор, имеющий по одну сторону упомянутые окошки, а по другую пять дверей: в туалет, в ванную комнату с унитазом в комплекте, служебное помещение с газовой, пожизненно горящей колонкой, и две комнаты поменьше. Идя по коридору, мы оказываемся в проходной столовой, имеющей аппендикс в виде кухни. За столовой коридор продолжается, разветвляясь на большую комнату с эркером и загадочную запертую дверь, за которой, возможно, он продолжается еще долго, поскольку подъездов в доме всего два.

Потолки выше трех метров, имеется много техники, включая тостер и стиральную машину, правда, все модели - антиквариат, хотя и в рабочем состоянии. Окна снаружи закрываются металлическими жалюзи. Когда в доме напротив (а это через узенькую пешеходную улочку) закрывали жалюзи, звук был громким, скрипучим и довольно-таки неприятным. Как следствие, ночью я видела сон, в котором по узким пространствам между высокими кривыми домами летали механическими птицы...

Наверх

К следующей главе
К предыдущей главе